Провал русской Весны. Предательство или глупость

После пятой годовщины одесской Хатыни было сказано много слов о сочувствии, боре и вере. Но ни одного о трусости и предательстве, в результате которого Одесса уже пятый год живет в оккупации. Сегодня мы это исправим.

Переломный момент. Правда и вымысел.

1 марта 2019 года, в годовщину событий «Русской Весны» на Украине, бывший лидер «Русской Весны» в Одессе, Антон Давидченко, дал большое интервью о том, как начинался одесский протест и почему он окончился трагедией 2 мая 2014 года. Как один из участников участником тех событий я могу с уверенностью утверждать, что экс-лидер одесского антимайдана, как и тогда, лжет и подтасовывает факты. К счастью, в современном мире это сложно, особенно если все попало в объективы десятков фото и видеокамер.

Для большей наглядности я бы хотел разобрать несколько тезисов из интервью Давидченко и сравнить их общедоступными данными.
Антон Давидченко: После того как Янукович бежал из страны, а власть захватили «патриоты», мы совершенно отчетливо осознавали, что они будут насаждать свое видение будущего националистической Украины, ни с кем не считаясь. Мы были категорически не согласны с таким поворотом событий. Поэтому 23 февраля на митинге на Аллее Славы решили создать палаточный городок, расположенный на Куликовом поле, как противовес «евромайдановским» силам.

Действительно, вся страна несколько месяцев наблюдала, как носители украинского порядка швыряли бутылки с зажигательной смесью, калечили и убивали бойцов внутренних войск, сжигали автобусы и убивали простых людей. Все это сопровождалось криками «Москалей на ножи», «коммуняку на гилляку» и «будем резать русню». Одесситы действительно вполне ясно понимали, что после Киева все это «добро», с теми же воплями, побежит жечь и убивать всех несогласных в другие города Украины. И поедут они не к себе во Львов и Тернополь, а к нам в Одессу, Харьков и Донецк и Крым.
Тем более что в Одессе уже была своя готовая ячейка Правого Сектора, готовая поддержать своих киевских Побратимов. На своих сборищах возле памятника Дюку они четко дали понять, что собрались не «насаждать свое видение будущего», а вполне конкретно устранять всех, кто вздумает им мешать. Чувствуете разницу?

Я был на том митинге и с уверенностью могу говорить, что у одесситов не было иллюзий на этот счет. В городе прекрасно понимали – в случае провала нас ждут расправы и репрессии



Антон Давидченко: Мы призывали власть навести закон и порядок, а также провести референдум по ключевым вопросам, волнующим общество, однако эти призывы не были услышаны. Уже после переворота нашей главной целью было не допустить в городе беспорядков и кровопролития, а также выдвинуть список требований новой киевской власти от одесситов, при условии выполнения которых мы были готовы мириться с ее существованием. Главными из них было уважение к культурно-языковой самобытности региона, децентрализации власти, больших финансовых полномочий для региональных властей. Я думаю, что они актуальны и на сегодняшний день.
Здесь уже полуправда. Действительно, некоторые из нас рассчитывали, что новая власть после своей победы и бегства Януковича просто пересажает своих боевиков, на штыках которых она и пришла к власти. Так бы можно было сохранить страну в том виде, в котором она была в первые месяцы 2014 года. Но этого не произошло, и стало очевидно, что диалог с Киевом невозможен.
Отчаявшись быть услышанными в Киеве, одесситы решили искать защиты у местных властей. Одесса стала требовать проведения референдума о статусе автономии в составе Украины. Но, как показало время – напрасно.

Антон Давидченко: Митинг 1 марта продемонстрировал то обстоятельство, что нас не поддержат депутаты от Партии регионов и Компартии Украины, мы поняли, что нас предали. Пиариться на теме ВОВ перед выборами они любили, а как дело дошло до поддержки людей в противостоянии с радикалами, то все побежали договариваться с новой властью.

Антон Давидченко: Несколькими днями позже, 3 марта, мы пошли передавать наши условия на заседание Одесского областного совета. Мы просили депутатов дать четкую оценку происходящему в столице перевороту, а наши требования поставить перед Верховной Радой. Поначалу нас отказались даже выслушать. Это спровоцировало людей на силовые действия.
Так вышло, что я оказался среди того десятка парней, кому удалось ворваться в здание ОГА 3 марта 2014 года. Тот факт, что в здании находились не только депутаты, но и представители Правого Сектора, подтверждает, что власти уже во всю договаривались с Киевом. Об этом свидетельствует видеозапись заседания, сделанная членами Правого Сектора 3 марта 2014 года. На записи четко виден сам Антон Давидченко, присутствовавший на голосовании.
Не смотря на это, Давидченко выходит к народу, который уже начал штурм здания и каким-то чудом уговаривает их успокоиться. Как впоследствии выяснится, именно этот момент стал роковым в истории одесского сопротивления.

Антон Давидченко: Я попросил остановить штурм, так как считал, что захват здания ничего нам не принесёт, кроме арестов. Только парадокс заключался в том, что меня арестовали 16 марта именно за штурм облсовета — СБУ выставило меня его организатором, якобы хотел свергнуть власть и создать «республику Новороссия».

Давидченко откровенно лжет - 3 марта одесситы не пытались захватить ОГА. В тот день они требовали от депутатов провести референдум об автономии Одессы и Одесской области в составе Украины. По аналогии с тогдашним статусом Крыма. Что, кстати, было совершенно законно. Именно за это нас потом и назвали «сепаратистами».

Когда одесситам стало известно, что депутаты отказались проводить референдум, присягнув тем самым на верность Киеву, толпа взбесилась и пошла на штурм. Моя группа вошла в здание с черного хода и блокировала центральный вход, чтобы не дать депутатам сбежать со своих рабочих мест. А одесситы, тем временем, пытались прорвать милицейское заграждение и заставить депутатов одуматься.
Давидченко в тот день остановил не захват здания, как он утверждает, а не дал одесситам вышвырнуть из здания ОГА «Правый Сектор» и потребовать от депутатов проведения законного референдума.

Антона Давидченко в интервью изданию VESPA открыто признался в этом: Именно я взял ответственность и прекратил захват здания.
Но самое интересно хранит в себе все так же запись, сделанная Правым Сектором – одними из первых слов, сказанными Давидченко одесситам было: «Вы должны понять одно - мы должны жить в единой стране».

Эти слова в полной мере объясняют дальнейшее развитие событий. К слову, мероприятие украинских националистов 2 мая 2014 года тоже называлось «Марш за единую Украину».

Скелеты в шкафу.

После провала 3 марта в рядах антимайдана царило уныние и подавленность. Люди понимали, что никакого референдума им провести не дадут и обращались к Антону с требованием, именно требованием – это важно, пойти по пути Донбасса. Все понимали, что договариваться не с кем, мы сами по себе и остается только силовой сценарий.

Антон Давидченко: Вопрос выбора народного губернатора поднимался на митинге 1 марта, но я принципиально отказался от любых регалий. Перед собой ставил цель добиться результата для города, а не получать должности. Также было принято решение не захватывать здания, так как мы считали, что мы жители города и все здания принадлежат одесситам. Мы хотели избежать ненужных арестов, как получилось в Харькове, когда 100 антимайдановцев были задержаны в здании обладминистрации.

Антон Давидченко: «Русская весна» закончилась так трагически в Одессе из-за предательства Партии регионов и элиты города, а также отсутствия единой стратегии для Юго-Востока.

Действительно. Бедный, несчастный Антон - депутаты всех предали. В Донецке и Луганске они тоже людей предали. Многие крымские политики тоже сохраняли верность Киеву до тех пор, пока не появились «вежливые люди».

В итоге, по состоянию 3-5 марта 2014 года, ситуация складывается вполне однозначной. Киев отказывается не только наказывать украинских националистов, но и считаться с правами одесситов и русскоязычных жителей юго-востока Украины. Региональные власти Одессы и Одесской области перешли на сторону Хунты. Высадки «вежливых людей», как это было в Крыму, не предвидится.
Однако, лидер одесского сопротивления, Антон Давидченко, так и не решился на захват власти в городе и прямое противостояние с Киевом. Хотя перед глазами уже был пример Донецка и Луганска, где люди оказались в точно такой же ситуации. Неужели Давидченко был настолько «не уверен в себе», что не отважился пойти на силовое противостояние даже когда народ от него этого требовал? Или же он настолько «недальновиден», что рассчитывал на диалог с нацистами? Нет - просто «мы должны жить в единой стране».

Также много неудобных вопросов возникает и с так называемым арестом Антона. После провала штурма ОГА 3 марта люди стали подозревать, что «царь ненастоящий» и требовать ответа на все вышеизложенные мной вопросы. Более того – народ был в шаге от того, чтобы найти себе боле решительного лидера, который бы воплотил в жизнь Одесскую Республику, о которой уже во всю говорили на улицах.

Момент для его «ареста» был очень уж удобен. Давидченко арестован, а его место занимает его брат Артем, который, по существу, продолжил дело Антона – мирные хождения с плакатами по городу. В то время как националисты подчищали склады с оружием и боеприпасами.
Отдельное удовольствие доставляет признание Давидченко в том, что он пошел на сделку с Киевскими властями:

Антон Давидченко: После событий 2 мая нужды держать в СБУ не стало, и меня перевели в Лукьяновское СИЗО Киева, а потом предложили за определенную сумму сделать решение суда, в котором я признаю, что хотел создать Новороссию, и меня осуждают условно. В обвинении я был главным инициатором создания Новороссии на Юго-Востоке Украины с центром в Одессе.
Через неделю я покинул Украину, выехав в Молдову, а оттуда самолетом в Турцию и на корабле в Севастополь. Вот так я оказался в России.

Это, что называется, «просто прэлестно»! Вот так вот взять и сознаться, что пошел на сотрудничество с СБУ. Тысячи других политзаключенных, значит, имеет смысл держать под арестом, а его, видите ли, нет. Владимира Дорогокупца, простого коменданта лагеря, держали в заключении четыре года и лишь чудом обменяли. А целого лидера одесского сопротивления вот так вот отпустили за денежку? Другим арестованным, значит, предлагали свободу в обмен на сотрудничество с СБУ, а ему, значит, не предлагали. Но и это еще не все.
Пролить свет на эту ситуацию помогло интервью брата Антона – Артема Давидченко. В своем интервью телеканалу Россия HD о событиях 2 мая 2014 года Артем открыто сознается, что 1 мая, за сутки до трагедии, проводил совещание с сотрудниками правоохранительных органов,  на котором присутствовал сотрудник украинских спецслужб. Минутой позже, в том же интервью он заявляет, что за 2 мая с Антоном по телефону связывался сотрудник СБУ и координировал его отход с Куликового Поля всего за несколько минут до трагедии.

Артем Давидченко: 1 мая в шесть часов вечера я приехал к Фучиджи на Еврейскую в МВД и мы всегда обсуждали, ну и все остальное. Ито же мы обсуждали вот это вот 2 мая. Сам вот этот вот, как процесс. Мы говорили, что мы не будем идти на Александровский. Ну, наша часть Народной Дружины. Куликовцы, потмоу что мы знаем к чему это может привести. Но мы требовали от милиции, чтобы они на Куликовом Поле дали как можно больше охраны, милиционеров, все остальное. Потому что мы знали, что вся вот эта вот шушера свезена для того, чтобы снести Куликово Поле. Под любым предлогом.  И там сидел этот СБУ-шник, главный. Который еще с таким намеком сказал – а труп будет по любому. Как только будет труп, а я знаю, что он в ближайшее время будет, мы вас всех повытаскиваем откуда бы вы не прятались, и позасуживаем.
Минутой позже он повторно признал, что координировал свои действия с сотрудниками СБУ:

Артем Давидченко: когда позвонили заминуту до прихода вот этой всей толпы, там позвонил такой человек при погонах в СБУ и прокричал в трубку, что за вас вознаграждение есть. Если у бабушек еще есть шанс выжить, то на вас стоит как бы уже крест, что вас должны просто там… Бесследно пропасть.

Факты о тех событиях будут всплывать еще достаточно долго. Очевидно одно – с такими руководителями напрасных жертв и бесславного конца было не избежать. Досадно другое – что люди, способные стать героями, стали предателями.

Памятка ополченцу

Мудрые люди, наверное, уже дали этому явлению какое-то определение. Но я его не знаю, поэтому опишу его так, как я его чувствую и понимаю.

К насилию можно принудить. Насилием. Если грабитель наставил на тебя "ствол", то, вероятней всего, достаточно будет отдать ему все что у тебя при себе есть и он уйдет. И то - не факт.

С той же частью населения Украины, для которой Степан Бандера герой, это не работает. Для них национальный вопрос это вопрос выживания. Они свято уверены, что их светлое сытое будущее и даже сам факт их жизни на этом свете возможен только после смерти каждого русского на Земле. И это не пропагандистский бред. Я видел это в их глазах 2 мая 2014 года в Одессе, когда бился с ними.

И вот, когда на тебя наставляет "ствол" такой "заряженный" человек, будь уверен - он выстрелит. От него можно бежать и прятаться, но он найдет тебя. Выкопает из самой глубокой щели, заглянет в самый труднодоступный и темный уголок, выволочет за шкирку и убьет. Его гонит страх и жажда жизни. Он слеп и глух. Он не знает сострадания. С ним невозможно договорится.

В такой парадигме у вас будет два выхода - всю жизнь бежать, прятаться и вздрагивать от каждого скрипа, как загнанное животное. Или сразится с ним. Сразится и убить его раньше, чем не убьет тебя. Даже если ты не такой как он и все это понимаешь. Уговорить его не удастся - он просто не даст тебе на это времени. Только сражаться и победить. Вот единственный шанс на долгую, спокойную и счастливую жизнь для русских на Украине.

Такой вот не веселый парадокс.

Тяжелое пробуждение

Я не могу назвать точный момент, когда моя жизнь разделилась на «ДО» и «ПОСЛЕ». Наверное, такой точки и не существует – это целая череда событий, выводов и умозаключений. Рано утром 2 мая 2014 года я проснулся с четким пониманием, что именно сегодня будет решаться судьба не только моего города - Одессы, но и всей страны. Точней нет - не страны. А образа жизни, который люди в этой стране вели последние 23 года.

Многие тогда верили, что именно здесь и сейчас мы сумеем сломать хребет нарастающей угрозе, загоним назад в горы разбуянившихся потомков полицаев и вернемся к своей обычной жизни. Жизни, в которой самой важной целью было заиметь хорошую машину, чтобы иметь успех у девочек, и квартиру, чтобы на этой машине этих девочек туда возить. Жизни, где самой страшной трагедией было стать лохом и неудачником в глазах окружающих, ведь лохи не пользуются успехом.

За 23 года «незалежности» миф о том, что мы настолько бедны и ничтожны, что никому не интересны и у нас нет врагов очень крепко уселся в голове каждого обывателя. Мы даже помыслить не могли о том, что ждало нас впереди. Ощущение смысла слова «Родина», «Русский», «Россия», «Отечество» только начинало проклевываться в задурманенном «незалежностью» сознании. Государство все еще воспринималось как нечто паразитарное, что явно мешает жить в достатке, иметь эту самую машину, 50 сортов колбасы и девочек с низкой соц. ответственностью всех мастей. Большинство событий все еще воспринималось через призму личной безопасности или выгоды.

В то утро я ехал в сторону Александровского проспекта с кожаной кирасой в рюкзаке, чтобы принять участие в решающем столкновении, где, как мне казалось, должна была решиться судьба Одессы. Тогда я уже недели две как знал, что вероятней всего там будет ловушка и что шансы не в нашу пользу. Но я не смог оставить там тех, с кем ночевал в одной палатке и кушал из одного казана кашу 9 мая. Хоть многих из них не знал даже по именам. Что-то внутри не позволило быть в стороне.


Понимая всю опасность ситуации, но не имея возможности остановить все это, я просто одел броню, натянул поверх нее российскую «цифру», взял щит, топорик из своего реконструкторского арсенала и встал в первый ряд. Как реконструктор, я прекрасно понимал, что первый рад – это всегда мясорубка. Шансов уцелеть там практически нет, но у меня был хоть какой-то опыт подобных схваток. Если я не мог удержать своих товарищей, то я мог хотя бы поднять их шансы уцелеть в предстоящей схватке. О том, что нас будут убивать, мы тогда еще не подозревали.

Подробно сам ход столкновения снова описывать не буду. 04 мая 2014 года Александр Роджерс опубликовал Исповедь «российского диверсанта», почти полностью составленную по моим воспоминаниям. Там я детально описал события того дня, в которых участвовал сам.

Скажу лишь, что когда началась схватка, страха не было. Было какое-то невероятное спокойствие и ясность.
Отчетливо помню, как рядом падали замертво люди, попавшие в прицел вражеского оружия. Помню парня, из спины которого пинцетом для ресниц доставали мелкие дробинки. Помню парня с открытым переломом руки. Умолявшего не отправлять его на «скорой», потому что «он еще может драться». Помню как прорвались за милицейский кордон вместе с еще одним нашим парнем и у «майдановцев» дрогнул весь правый фланг.
Помню как, прикрываясь щитом, подбирал почти под самыми вражескими рядами неудачно брошенные бутылки с зажигательной смесью, чтобы бросить их обратно. Но страха не было.


Так спокойно и уверенно я не чувствовал себя еще никогда в жизни - как будто я всю жизнь готовил себя именно к этому моменту. Наверное, это меня и подвело. В последние минуты столкновения я принял отчаянный прорыв остатков наших сил по вице-адмирала Жукова за отважное контрнаступление. Решив, что атака не удалась, я принял решение отступить назад, перегруппировать ребят и ударить снова. Но когда обернулся, увидел только подоспевших «майдановцев». В этот момент меня и окружили.

Первые несколько человек кидали в меня камни, прыскали из баллончика в лицо и пытались ударить битой. Но каждый из них очень дорого заплатил за это. Дальше со мной уже не пытались фехтовать а просто висли на мне гроздьями, как на дереве и, в конечном счете, повалили на землю. Но мне по-прежнему не было страшно. Даже когда 15 человек били меня арматурами и битами на земле.

Броня не подвела и я чудом сумел выйти из того ада, хотя и не очень целый – на лице красовалась характерная «елочка» от арматуры, болела спина чуть ниже уровня брони и я прихрамывал на правую ногу. Но страха не было.

Страшно будет потом, когда я буду на даче залечивать лицо, не зная, что известно врагу, и какие действия он намерен предпринять дальше. Когда каждого сельского мотоциклиста буду принимать за вражеского разведчика. Страшно будет пересекать границу с Крымом в ночь с 19 на 20 мая 2014 года, не зная, попал ты в розыск или нет. А тогда страха не было.

Все, что я увидел, и в чем участвовал с начала 2014 года наглядно показало, как же слеп и наивен я был все эти годы. Вдруг выяснилось, что Родина это не просто набор букв в старой советской книжке, а национальность имеет большое значение. Я вспомнил, что я русский по крови, и у меня есть славные предки. Но глубинный смысл этих понятий мне только предстояло осознать.

По приезду в Крым я некоторое время пытался устроиться и выжить, как и тысячи других людей, бежавших от войны и нацистского произвола. Со временем на меня вышел один из редакторов московского интернет издания. Взяв у меня интервью, он предложил мне работу корреспондента на полуострове. По началу я возражал, ведь у меня совсем другая специальность. Но в итоге согласился, и вот уже пятый год я успешно тружусь в этой сфере.


Наверное, именно в тот день завершилось формирование моего нового мировоззрения. Началась новая жизнь. С каждым новым днем я все ясней понимаю, даже нет – чувствую, что я живу осмысленной жизнью. Жизнью, в которой я каждый день могу по мере своих сил вкладывать кусочек себя в наше общее будущее - своей Родины и своих соотечественников. И я безумно благодарен за это.














Крымский мост. Ожидание и реальность

Незадолго до официального открытия автодорожной части Крымского моста мне все же довелось лично побывать на «стройке века».

По прибытии на место я ожидал увидеть просто качественный продукт современной инженерной мысли. Но реальность превзошла даже самые смелые ожидания. Очень хочется расстроить наших дорогих «небратьев» — мост есть! Он совершенно реален, это не оптический обман зрения, на нем нет трещин, выбоин, каких-либо других физических дефектов. Масштабы конструкции действительно поражают воображение. Мост не разваливается, а качество дорожного покрытия на очень высоком уровне – машина не подпрыгивает и едет ровно и тихо.

За 4 года строительства разнообразных фейков вокруг моста было великое множество. От вполне реалистичных до самых фантастических. Осенью 2014 года про-западные СМИ пестрили статьями не тему «Почему Россия не сможет построить мост». Например, издание «Крым.реалии», со ссылкой на «Украинский институт национальной памяти» опубликовало статью, где утверждает, что «Гитлер не смог, и Россия тоже не сможет». На сайте «Униан» писали, что мост просел, а пролеты не совпадают по высоте. Тот же «Униан» позднее публиковал информацию о том, что опоры моста разрушаются и мост не выдержит даже собственного веса. Некоторые украинские чиновники даже заявляли, что отказываются верить в существование моста.

Некоторые свидомые эксперты выдавали теории, согласно которым Крымский мост греется, а его строительство Крымского моста приведет к остыванию земного ядра, гигантскому взрыву и даже инопланетному вторжению! Последняя выглядит, пожалуй, самой интересной.

В действительности же мост способен на то, на что не способно подавляющее большинство носителей новой украинской идеи – анализировать окружающую обстановку и внешние факторы. А на основе полученных данных делать прогнозы развития событий на ближайшее время.

Информация о состоянии моста в режиме реального времени считывается с помощью более чем 400 датчиков. Сюда входят и 19 камер видеонаблюдения, датчики состояния дорожного покрытия, плотности дорожного движения, силы и направления ветра, влажности воздух, прочности конструкции и так далее.

Вся собранная информация передается в ЦУП – центр управления производством. Там, при помощи специального программного обеспечения она обрабатывается, после чего система выдает 18-ти диспетчерам прогноз развития ситуации на ближайшее время.

«Мы создали несколько систем, необходимых для безопасной эксплуатации моста. Это система автоматического регулирования дорожного движения, система мониторинга поведения конструкции и система безопасности. Результаты работы всех датчиков передаются в ЦУП – центр управления производством. В частности это 19 камер видеонаблюдения, датчики мониторинга скорости, плотности дорожного движения, датчики мониторинга погодных условий – это ветер, влажность и температура воздуха. Это дает нам возможность прогнозировать обледенение дорожного полотна. Только на арках моста у нас установлено более 400 датчиков. Все это сводится сюда, здесь это сводится в единую программу, которая выдает диспетчерам различные сценарии развития событий на дороге» – рассказал начальник службы по строительству Крымского моста, Роман Новиков.


Также Новиков отметил, что в связи с жесткими требованиями экологов для борьбы с обледенением техническими службами моста будет использоваться только соляно-песчаная смесь.


«Постоянные наблюдения погодных условий в проливе показали, что зимняя скользкость наступает в данном регионе всего в течении одной-двух недель в середине января месяца. Так что от использования автоматической системы борьбы с обледенением мы отказались. У нас предусмотрены стандартные методы по борьбе с зимней скользкостью — это механическое распыление песко-соляной смеси с последующим ее удалением после того, как смесь среагирует. В добавок к этому все автоматические системы используют химию, а с учетом экологии данного региона ее использование было нежелательным» — отметил Новиков.

Официальное открытие автомобильного движения по Крымскому мосту состоится сегодня, 15 мая 2018 года, в присутствии Президента Российской Федерации Владимира Путина.

Обращение одессита к «одэсцам»

Так или иначе, хлопцы, берегите здоровье - вам нужно дожить до суда и петли, потому что мы ничего не забудем, никого не простим.

Накануне четвертой годовщины трагедии в Одессе 2 мая 2014 года у вас, «одэсцев», читай — у украинских нацистов, снова истерика – непокорные одесситы не желают праздновать приход украинского порядка. Несут цветы к Дому профсоюзов, скорбят по павшим и с нескрываемой ненавистью смотрят на все украинское. Украинские нацисты даже специальный ролик выложили в Интернете специально к годовщине своей расправы над несогласными. Призывают одесситов «сидеть дома и ни в коем случае не делать из их победы над московскими оккупантами траура» — иначе, мол, хуже будет.

Интересно, как «победа над оккупантами» согласуется с официальной версией, что одесситы «сами себя сожгли»? Что это за победа такая, если вам нужно запугивать население новой расправой, скрывать лица под балаклавами? И кто тогда оккупанты? Допустим, балаклавы на голове еще можно как-то объяснить – военком может опознать и забрать в АТО. А вот почему ролик записан на языке оккупанта объяснить сложно.

Не меньше вопросов вызывает и вчерашнее «покушение» на Сергея Стерненко, бывшего лидера одесской ячейки «Правого Сектора». Нападавший почему-то стрелял резиновыми пулями. Это в стране, где купить автомат сейчас проще чем стиральную машину. Очень напоминает серию «дерзких» покушений на двери различных учреждений в Одессе в 2015-2016 годах.

Так зачем же каждый год перед годовщиной своей «победы» над Одессой вся ваша нечисть устраивает театрализованные представления?

Просто даже будучи оккупированной, Одесса продолжает быть Одессой, и никак не хочет становится украиной. И чтобы хоть как-то поддерживать иллюзию украинизации и нужны все эти «марши вышиванок», облавы СБУ, покушения на «правосеков» и прочая мышиная возня. Нужно хоть как-то о себе напомнить, когда украина в Одессе есть только на бумаге и флагштоках, да в желудках понаехавших карпатских рагулей, по-куркульски питающихся сырыми мидиями да медузами(!).

Вопреки расхожему мнению, город не сдался на милость оккупантам и не прогнулся под вашим нацистским сапогом. Вопреки всему, Одесса все еще русский город и это очень раздражает вас, «одэсцев», маленьких гомосексуальных строителей аграрной «сверхдержавы».

Как человек, 2 мая 2014 года рубившийся с правосеками на Греческой, я хочу обратиться ко всем «одэсцам»-украинизаторам — и к Стерненко, и к Гончаренко, и к прочим майданутым — хлопцы, берегите здоровье! Не подвергайте себя ненужному риску — вы должны дожить до военно-полевого суда! По вам всем плачет ст. 106 ч.2, пункт «м» УК ДНР (убийство двух или более по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы), с наказанием вплоть до смертной казни. УК Новороссии тоже не будет более милостив по отношению к таким кровавым собакам, как вы.

Так или иначе, хлопцы, берегите здоровье — вам нужно дожить до суда и петли, потому что мы ничего не забудем, никого не простим.

Ссылка

Дело Валерия Подъячего: Преступная верность Родине?

Почему крымские чиновники признают приговор украинского суда "сепаратисту" Подъячему, который пытался вернуть Крым в состав России ещё в 2011 году?



Один из идеологов Крымской Весны, лидер Народного фронта «Севастополь-Крым-Россия» Валерий Подъячий, награжденный за борьбу с украинским режимом почетной медалью, сегодня вынужден в суде отстаивать свое право на преподавательскую работу и доказывать, что он не преступник.


Валерий был незаконно осужден еще при Украине, в 2011 году, за попытку вернуть Крым в состав России. Еще тогда украинские власти обвинили Подъячего в сепаратизме и «покушении на территориальную целостность», после чего судили. Причем судили в крымском суде, что и стало причиной многочисленных юридических коллизий. И сейчас, после долгожданного возвращения в Россию, Валерий снова оказался в зале суда, но уже в качестве истца.



Предметом иска стал отказ директора школы №18 города Симферополя в трудоустройстве Валерия по его специальности — преподаватель математики. В отказа черным по белому написано — отсутствие справки о не судимости. Из-за наличия у Валерия украинской судимости за сепаратизм, от него требуют обратится в комиссию по делам несовершеннолетних за разрешение на преподавательскую деятельность. Другими словами, от Валерия требуют признать его деятельность по возвращению Крыма в Россию преступлением, за которое он получил заслуженное наказание.

Предыстория

Чтобы исключить любые разночтения, давайте вспомним с чего все началось.

Все мы привыкли считать, что Крым оказался в составе Украины благодаря Никите Сергеевичу Хрущеву, однако это не совсем так. Во время Ялтинской Конференции 1945 года, Крым был лишен статуса республики и стал крымской областью. Именно в таком виде Хрущев и передал (не законно) Крым Украинской ССР, в составе которой полуостров пребывал до самого 1991 года.

20 января 1991 года, за несколько месяцев до падения Советского Союза, согласно конституции СССР, в крымской области прошел референдум, по итогам которого полуостров вернул себе статус республики. Юридической основой для референдума послужило решение областного совета Крыма о признании не конституционным указа Президиума Верховного совета СССР от 1945 года «о лишения Крыма статуса республики». Таким образом Крым получил возможность на самоопределение в рамках СССР.

Формально, по результатам проведенного 20 января 1991 года референдума, Крым снова стал Крымской АССР. Но в ответ на этот шаг руководство тогдашней УССР издает закон, согласно которому, все же, признает Крым автономной республикой, но не в составе СССР, а в составе УССР. Из чего совершенно ясно, что Украина уже тогда посягнула на свободное волеизъявление крымчан и, фактически, захватила полуостров.

В 1992 году в Крыму готовятся провести новый референдум, вновь поднимая вопрос о независимости и воссоединении с Россией. В ответ на это Украина отключает подачу электричества на полуостров и блокирует поставки продовольствия, параллельно угрожая военной операцией. Это вынуждает только что сформированное крымское правительство, во главе с президентом Крыма, Юрием Мешковым, отказаться от своей затеи, сдать Крым Украине и признать свое поражение.

Через несколько лет после этих событий Валерий Подъячий и организовывает свой Народный Фронт «Севастополь-Крым-Росия». Именно эта организация стала основой Крымской Весны 2014 года. Валерий Подъячий, как организатор движения, был показательно осужден, как и его соратники. Многие члены этого движения были задержаны и осуждены, как сепаратисты, угрожающие «территориальной целостности Украины». Хотя, на самом деле, это Украина всегда угрожала Крыму и покушалась на свободу его жителей.

Валерий же, со своими товарищами, в годы нужды не побоялся бросить вызов украинским агрессорам, уничтожившим суверенитет Республики Крым, даже находясь в оккупации. Но почему-то после долгожданного возвращения Крыма на Родину он все равно продолжает оставаться преступником в глазах теперь уже российской государственной машины.

За свои заслуги в деле возвращения Крыма в Россию, Валерий удостоился медали, названной в честь созданной им организации — «Севастополь-Крым-Россия». Таких медалей в нашей стран всего две. Первую Сергей Меняйло торжественно вручил Рамзану Кадырову за его заслуги во время Крымской Весны, а второй наградил Валерия Подъячего. Тем не менее, это не помешало различным учебным заведениям на протяжении почти двух лет отказывать Подъячему в трудоустройстве.

Опасный симптом

Незавидное положение Валерия Подъячего это всего лишь малая часть одной большой проблемы. За время украинской оккупации Крыма «Незалежна» репрессировала 24 человека, и все они считаются в России судимыми. При этом судимыми точно за те же действия, за которые Украина заочно судила Сергея Аксенова, Наталью Поклонскую и других лидеров Крымской Весны.

В соответствии с ныне действующим в РФ законодательством, судебные решения, принятые на территории Крыма до 18 марта 2014 года, имеют ту же юридическую силу, что и судебные решения, принятые на территории Российской Федерации. Но ни Госдума, ни Верховный Суд за три года не удосужились решить юридическую коллизию, возникающую вокруг украинских приговоров борцам за Русский Крым.

Тысячи политэмигрантов и добровольцев, воевавших на Донбассе и ополченцев сейчас ждут решения суда 27 июля. Практически все они обвиняются по той же статье, что и Валерий Подъячий — 110 ст. УК Украины «Посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины». Многие из них опасаются, что в случае признания Валерия преступником и до их депортации в Киев не далеко.

Ситуация с Валерием — всего лишь отдельный симптом. Продолжать игнорировать проблему — значит посеять семена недоверия в сердцах простых людей.

Сергей Захарченко
Rogers Red

Хейт, как он есть

Ненавижу рекламщиков. А тупых рекламщиков ненавижу ещё больше.
Я как тот чувак с динамитом из "Трассы-60", ненавижу ложь. А больше всего врут майдауны, юристы и рекламщики.
Реклама в сети настойчиво (я бы даже сказал навязчиво) подсовывает мне "Поиграй в "Спарту".
Это типа браузерная псевдо-стратегия из серии "Заплати доната больше других лохов и тогда победишь, пока другие лохи не заплатят ещё больше".
А вот эта картинка из их рекламы...

1. Картинко тупо сворована из игры "Rise of Rome" (или что-то типа), являющейся полноценным слэшером "ААА" класса. А не вонючей браузеркой от вонючего "Плариум".
2. В рекламируемой игре ничего подобного нет, и это ПРЯМОЙ ОБМАН в рекламе.

3. Ладно, украли картинку. Ладно, обманули. Но на картинке РИМСКИЕ ЛЕГИОНЕРЫ, А НЕ СПАРТАНСКИЕ ГОПЛИТЫ!

Сцуко, ну нельзя же быть настолько нагло-тупыми!!!

P.S. Да, у меня, как у реконструктора, накипело...

Война

«Новая» украинская мультипликация: куда девался «майданный чаёк»

narkota

Пластиковые нацики не расскажут маленькому украинцу, кто варварски рубит его лес на Карпатах и гонит составы в ЕС…


«И вот всё у них так» — именно эти слова сами срываются с уст при взгляде на «первый украинский мультфильм про УПА». Что «всё»? «Всё» — это значит «тупая убогость». Причем даже не знаешь, чего тут больше – тупости или убогости, ибо что с точки зрения формы, что – содержания, мультфильм производит невероятно кислое впечатление.

Давайте, что ли, глянем, чтобы не было «Пастернака не читал, но осуждаю»:


Начнём с формы. У меня давно таилось подозрение, что вся эта мулька с украинским государственным патриотизмом – просто низкопробная имитация настоящей деятельности. Первый украинский мультфильм про культовых героев, столпов национальной идентичности, делают какие-то дилетанты, и в итоге получается предсказуемое «лайно» — гордое имя «анимации» к видеоряду покадровых фотографий вряд ли в полной мере применимо. Ладно, не будем столь категоричны – ведь и «Домовенок Кузя», и «Пластилиновая ворона» тоже снимались похожим образом – но здесь-то фигурки даже не двигаются. Ручки-ножки, мимика – ноль, полная статика. А почему?

А потому что они не пластилиновые – они из полимерной глины, им ручку не поднимешь, улыбку не сделаешь. Почему же из глины, а не из пластилина?! Всё просто: делал их на продажу хендмейкер Богдан Савлюк – мультик снял, а фигурки потом продал, пластилин-то, в отличие от глины, не продашь. Безотходное производство. Поэтому вся анимация свелась к тому, что фигурки дергаются в кадре как на зажеванной пленке старой видеокассеты. Яка страна – такый и мультик.

Еще небольшое примечание: на Прикарпатье говорят совсем не так, как в мультфильме, где звучит «русский украинский» по нормам учебников УССР. Но если бы гуцулы говорили как гуцулы, то ни единого слова было бы не понять. Поэтому реалистичностью пришлось пожертвовать ради доступности.

Но убогость визуальная не идёт ни в какое сравнение с той феерической тупостью, переходящей в кафиканский абсурд, которая составляет идею «шедевра». Держитесь крепче!

Итак, злые москали пробрались в Карпаты, чтобы… чтобы… нет, не могу, смех душит!.. чтобы


УКРАСТЬ ЛЕС!!!