olginski_bot (olginski_bot) wrote,
olginski_bot
olginski_bot

Тяжелое пробуждение

Я не могу назвать точный момент, когда моя жизнь разделилась на «ДО» и «ПОСЛЕ». Наверное, такой точки и не существует – это целая череда событий, выводов и умозаключений. Рано утром 2 мая 2014 года я проснулся с четким пониманием, что именно сегодня будет решаться судьба не только моего города - Одессы, но и всей страны. Точней нет - не страны. А образа жизни, который люди в этой стране вели последние 23 года.

Многие тогда верили, что именно здесь и сейчас мы сумеем сломать хребет нарастающей угрозе, загоним назад в горы разбуянившихся потомков полицаев и вернемся к своей обычной жизни. Жизни, в которой самой важной целью было заиметь хорошую машину, чтобы иметь успех у девочек, и квартиру, чтобы на этой машине этих девочек туда возить. Жизни, где самой страшной трагедией было стать лохом и неудачником в глазах окружающих, ведь лохи не пользуются успехом.

За 23 года «незалежности» миф о том, что мы настолько бедны и ничтожны, что никому не интересны и у нас нет врагов очень крепко уселся в голове каждого обывателя. Мы даже помыслить не могли о том, что ждало нас впереди. Ощущение смысла слова «Родина», «Русский», «Россия», «Отечество» только начинало проклевываться в задурманенном «незалежностью» сознании. Государство все еще воспринималось как нечто паразитарное, что явно мешает жить в достатке, иметь эту самую машину, 50 сортов колбасы и девочек с низкой соц. ответственностью всех мастей. Большинство событий все еще воспринималось через призму личной безопасности или выгоды.

В то утро я ехал в сторону Александровского проспекта с кожаной кирасой в рюкзаке, чтобы принять участие в решающем столкновении, где, как мне казалось, должна была решиться судьба Одессы. Тогда я уже недели две как знал, что вероятней всего там будет ловушка и что шансы не в нашу пользу. Но я не смог оставить там тех, с кем ночевал в одной палатке и кушал из одного казана кашу 9 мая. Хоть многих из них не знал даже по именам. Что-то внутри не позволило быть в стороне.


Понимая всю опасность ситуации, но не имея возможности остановить все это, я просто одел броню, натянул поверх нее российскую «цифру», взял щит, топорик из своего реконструкторского арсенала и встал в первый ряд. Как реконструктор, я прекрасно понимал, что первый рад – это всегда мясорубка. Шансов уцелеть там практически нет, но у меня был хоть какой-то опыт подобных схваток. Если я не мог удержать своих товарищей, то я мог хотя бы поднять их шансы уцелеть в предстоящей схватке. О том, что нас будут убивать, мы тогда еще не подозревали.

Подробно сам ход столкновения снова описывать не буду. 04 мая 2014 года Александр Роджерс опубликовал Исповедь «российского диверсанта», почти полностью составленную по моим воспоминаниям. Там я детально описал события того дня, в которых участвовал сам.

Скажу лишь, что когда началась схватка, страха не было. Было какое-то невероятное спокойствие и ясность.
Отчетливо помню, как рядом падали замертво люди, попавшие в прицел вражеского оружия. Помню парня, из спины которого пинцетом для ресниц доставали мелкие дробинки. Помню парня с открытым переломом руки. Умолявшего не отправлять его на «скорой», потому что «он еще может драться». Помню как прорвались за милицейский кордон вместе с еще одним нашим парнем и у «майдановцев» дрогнул весь правый фланг.
Помню как, прикрываясь щитом, подбирал почти под самыми вражескими рядами неудачно брошенные бутылки с зажигательной смесью, чтобы бросить их обратно. Но страха не было.


Так спокойно и уверенно я не чувствовал себя еще никогда в жизни - как будто я всю жизнь готовил себя именно к этому моменту. Наверное, это меня и подвело. В последние минуты столкновения я принял отчаянный прорыв остатков наших сил по вице-адмирала Жукова за отважное контрнаступление. Решив, что атака не удалась, я принял решение отступить назад, перегруппировать ребят и ударить снова. Но когда обернулся, увидел только подоспевших «майдановцев». В этот момент меня и окружили.

Первые несколько человек кидали в меня камни, прыскали из баллончика в лицо и пытались ударить битой. Но каждый из них очень дорого заплатил за это. Дальше со мной уже не пытались фехтовать а просто висли на мне гроздьями, как на дереве и, в конечном счете, повалили на землю. Но мне по-прежнему не было страшно. Даже когда 15 человек били меня арматурами и битами на земле.

Броня не подвела и я чудом сумел выйти из того ада, хотя и не очень целый – на лице красовалась характерная «елочка» от арматуры, болела спина чуть ниже уровня брони и я прихрамывал на правую ногу. Но страха не было.

Страшно будет потом, когда я буду на даче залечивать лицо, не зная, что известно врагу, и какие действия он намерен предпринять дальше. Когда каждого сельского мотоциклиста буду принимать за вражеского разведчика. Страшно будет пересекать границу с Крымом в ночь с 19 на 20 мая 2014 года, не зная, попал ты в розыск или нет. А тогда страха не было.

Все, что я увидел, и в чем участвовал с начала 2014 года наглядно показало, как же слеп и наивен я был все эти годы. Вдруг выяснилось, что Родина это не просто набор букв в старой советской книжке, а национальность имеет большое значение. Я вспомнил, что я русский по крови, и у меня есть славные предки. Но глубинный смысл этих понятий мне только предстояло осознать.

По приезду в Крым я некоторое время пытался устроиться и выжить, как и тысячи других людей, бежавших от войны и нацистского произвола. Со временем на меня вышел один из редакторов московского интернет издания. Взяв у меня интервью, он предложил мне работу корреспондента на полуострове. По началу я возражал, ведь у меня совсем другая специальность. Но в итоге согласился, и вот уже пятый год я успешно тружусь в этой сфере.


Наверное, именно в тот день завершилось формирование моего нового мировоззрения. Началась новая жизнь. С каждым новым днем я все ясней понимаю, даже нет – чувствую, что я живу осмысленной жизнью. Жизнью, в которой я каждый день могу по мере своих сил вкладывать кусочек себя в наше общее будущее - своей Родины и своих соотечественников. И я безумно благодарен за это.














Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments